Дорогие друзья!

События в США вызвали ожесточённые споры. Точки зрения на происходящее подчас диаметрально противоположны. Наш онлайн-журнал публикует 2 точки зрения – 2 статьи наших уважаемых авторов, лучших мировых учёных в своих дисциплинах – доктора наук, профессора Андрея Борисовича Зубова и кандидата наук Алексея Владимировича Бурова.

Статьи публикуются без изменений.

РОДИНА С НАГРУЗКОЙ

Не часто гибель одного человека, даже гибель насильственная, жестокая, несправедливая, вызывает такую бурю во всем мире, как гибель Джорджа Флойда. Это имя, при жизни Джорджа известное только его близким, теперь знает подавляющее большинство жителей Земли.

Протесты из США перекинулись в Европу, в британские доминионы.

В этом удивительном явлении характерным диссонансом звучат голоса моих соотечественников, особенно тех, кто уже давно обосновался в тех же США, странах Европы, британских доминионах. Мир возмущен убийством и требует принципиальной ревизии расовых отношений, причем, далеко не только чернокожие, но и белокожие сограждане, а мои соотечественники, искренно не понимая возмущения, продолжают писать о том, сколько среди чернокожих преступников, наркоманов, носителей венерических заболеваний, да и самого так жестоко умерщвленного Флойда не жалуют, называя его “обколотым вором”, а то и похлеще. Люди потоньше иронизируют над происходящим и отстраненно констатируют, что мир пошатнулся умом.

Возмущение, негодование погромами и низвержением статуй понятно – не в такую Америку ехали наши соотечественники на ПМЖ 30-20 лет назад, не в такую Великобританию, не в такую Бельгию. Они бежали из нищего СССР и из пузырящейся преступностью России на благополучный, стабильный, демократический Запад, где легко стать богатым, где заботятся о стариках, где прекрасная страховая медицина и прекрасное образование для детей. Где всё спокойно и предсказуемо. “Драпайте к нам!” из лучших чувств призывали они друзей, еще оставшихся в России.

И вдруг Запад оказался совсем иным. Сначала – потоки мигрантов, множество “цветных” на улицах европейских городов, и, о чудо, благожелательное отношение к ним большинства коренных французов, британцев, немцев. И наша диаспора стала сдвигаться вправо (не вся, разумеется), к националистам-имперцам в Британии, к Ле Пен во Франции, к АиГ в Германии. А тут расовый бунт в США, разгромленный Чикаго, Нью Йорк, унижение белого человека. И почему же большинство коренных терпят всё это безобразие? Они – зомбированы толерантностью! – Легкий вывод.

А дело совсем не в зомбировании. Белые американцы, британцы, французы, бельгийцы, голландцы помнят свою вину. Помнят эпоху рабства, эпоху колониализма. И преступления предков ныне не скрываются, а изучаются в школе. Все знают, что не по своей воле чернокожие оказались в Америке, не жители Индонезии пригласили голландцев, не индийцы – англичан, не конголезцы – бельгийцев, а мальгаши – французов. Все знают, что одних завоевали и превратили в людей третьего сорта, а то и в явных рабов, а других, набив как сельдей в бочки – в трюмы кораблей, повезли через океан.

И считалось удачей, ежели выживал каждый второй.

Американцы и европейцы отлично знают, что плохое образование, отвращение к труду, слабость семейных связей у многих темнокожих их сограждан – следствие того рабства и брезгливого отношения к “цветным” даже в эпоху юридического равенства, когда им отказывали в равноценном образовании, равноценной медицине, равноценной оплате труда. Сейчас всё это в прошлом, но не таком уж далеком. А психологический шлейф остался и вряд ли он исчезнет быстро.

Настоящее “бремя белого человека” – терпеть эти возмущения своих бывших сограждан второго сорта, потомков рабов и колониальных народов, и терпеливо исцелять их души любовью, уступками, преференциями. Другого пути нет. За всё надо платить.

О такой нагрузке на новой родине большинство наших эмигрантов и не помышляло. Не за тем, чтобы принять на свои плечи “бремя белого человека” они уезжали в свое время на Запад. А оказалось – вот, без этого нельзя. Вместе с демократией, благополучием, прекрасным образованием и медициной, честным судом и справедливым законом они получают “в нагрузку” последствия грехов их новой родины. И эти последствия вдруг оказываются не просто небольшим неудобством, но тяжелым бременем. Думаю – отсюда возмущение. Выступления после убийства Флойда рассеяли иллюзию “прекрасного Запада”. Да, во многом он прекрасен, но и у него есть свои скелеты в шкафах и порой очень много скелетов… И с ними придется жить, или соглашаться предавать погребению эти кости, но меняя при том и весь строй былой жизни. Вдруг благородный бельгийский король становится убийцей миллионов жителей Конго, британский филантроп – работорговцем, роман – “Унесенные ветром” апологией расизма американского Юга… И внуки рабов, да и работорговцев, не желают больше мириться с этим. И нашим эмигрантам надо примириться с этим отказом от примирения, надо – но очень трудно.

А чтобы было легче, подумайте о той земле, которую вы оставили, подумайте о России – она тоже пропитана слезами и кровью, осквернена ложью и неравенством – здесь и крепостное состояние, и бесправие уже освобожденных крестьян, и черта оседлости, и лишение избирательных прав коренных народов Средней Азии, Сибири. И это всё до 1917. А потом просто беспредел большевицкого бандитизма. И наши жертвы террора, их дети и внуки еще далеко не вошли в то сознание своей дискриминации, какое уже утвердилось для потомков рабов на Западе. У нас всё это еще впереди.

Законсервировать мир неправды и разноправия не удастся ни на Западе, ни в России. И где бы мы ни жили, намного благородней и просто – перспективней помочь хоть чуть-чуть исправлению последствий преступлений прошлого, чем пытаться законсервировать нынешнюю несправедливость, тем содействуя ее усугублению, ведущему к полному обрушению общественного здания, что как раз мы, русские, уже обрели в 1917 году.

Так что принимайте нынешнюю “нагрузку” на своё благополучие, – нагрузку былого рабства, былого нацизма, былых империй – дорогие соотечественники эмигранты.

Приняв её, и только приняв её вы действительно сможете интегрироваться без маргинализации в то общество, в которое физически переместились десять, двадцать, тридцать лет назад. А мы здесь несем нашу тяжкую российскую “нагрузку”. Легко же бывает только в сонной грёзе или в юношеской мечте…