От редакции: Другой Взгляд публикует полный авторский текст статьи Андрея Борисовича Зубова. Сокращённый текст статьи был опубликован в “Новой Газете” за 01 октября 2020 года.

1.

Я листаю старые этнические карты Южного Кавказа. Вот лист, составленный по материалам переписи 1897 г. Нигде нет больших одноцветных полей – вся карта – пёстрый ковер. Лиловые пятнышки армянских сел соседствуют с желтыми – кавказских татар (будущих азербайджанцев), коричневыми – курдов, багряными – персов, голубыми – греков. Особые значки – где живут немцы, таты, йезиды, айсоры, русские. Выше к северу – грузинские губернии, Абхазский и Закатальский округа, Батумская область – такое же многоцветье – осетины, грузины, лезгины, абхазы, турки, курды, греки, армяне, татары… И я знаю, что к этому времени уже многие цвета пожухли – ушли в Османскую империю и Персию сотни тысяч мусульман – адыгов, турок, татар, абхазов, аджарцев, талышей. На их место пришли христианские переселенцы из Персии, Турции, России.

Конечно, самые многочисленные народы – татары (азербайджанцы), грузины, армяне. Но нигде почти они не образуют сплошного  расселения. Этнический ковер Южного Кавказа, хотя в нём и превалируют три основных цвета, остаётся ярким многоцветьем. Вот две, наиболее интересующие нас губернии, Эриваньская и Елисаветпольская. По переписи 1897 г. в первой живут 53,2% армян, 37,8% татар, 6% – курдов. Причем, в Эриваньском уезде – 38,5% армян и 51,4% азербайджанцев. В Елисаветпольской губернии (Елисаветполь – ныняшняя Гянджа), где и расположен Нагорный Карабах – 60,8% татар, 33,3% армян, причем в Шушинском уезде (это большей частью именно земли Карабаха)  – 53,3% армян и 45,3 – татар, в соседнем Зангезурском уезде – 46,1% армян, 51,6% татар.

Теперь я пролистываю этнические карты за сто лет. 1997 год – Республика Армения – только армяне, да несколько звездочек курдов-йезидов; республика Азербайджан – только азербайджанцы, да еще таты и талыши на крайнем юге и лезгины по границе с Дагестаном. Карту этносов Армении и Азербайджана теперь легко может нарисовать и шестилетний ребенок. Грузия сохранила национальное многоцветье, хотя тоже пожухшее – нет ни понтийских греков, ни турок-месхетинцев, а в оторванных от тела республики Абхазии и Южной Осетии – почти нет грузин…

Но карты – это бумага. А на земле утраченное многоцветье обернулось миллионами человеческих трагедий. Мало кто соглашается навсегда уйти из дома предков, от родного очага, от могил отцов. Тем более – на Кавказе. Можно отправиться на работу и временную жизнь куда угодно. Может эта временная жизнь стать постоянной, но всегда странника будет согревать мысль, что есть на земле город или деревня, где его ждет встреча с памятью детства и где когда-нибудь ляжет он в землю, приобщась к роду отцов своих… Одноцветье этнографической карты не оставляет таких надежд: туда, где чужой цвет залил землю твоих предков, тебе хода нет. Ни армянам, ни азербайджанцам, ни курдам, ни грекам. Никогда.

Это одноцветье творилось на Южном Кавказе огромной жестокостью, достигалось насилием или страхом насилия.

Более 300 тысяч армян ушли из Азербайджана после февраля 1988 г. и более 200 тысяч азербайджанцев из Армении и Карабаха. Ужасы массовой резни армян в Баку и Сумгаите, резни азербайджанцев армянами Ходжале, акты геноцида, убийства, разорение имуществ по всему Южному Кавказу заставили сотни тысяч людей уйти, часто пешком, зимой, через горные хребты, из своих городов и деревень, спасая жизнь. Многие приходили к «своим» с заледеневшими трупами детей на руках, бросив на горных тропах тела, не выдержавших дороги стариков. В декабре 1988 г. мне пришлось услышать много таких историй и в Баку, и в Ереване, и в Степанакерте, и в Шуше, пришлось смотреть в глаза несчастных людей, потерявших всё и всех. И я люто возненавидел это одноцветье этнической карты, купленное такой ценой.

Я знал, что еще в начале ХХ века, следуя принципам модного тогда национализма, грузинские, армянские и азербайджанские «патриоты» мечтали создать однонациональные автономные губернии в Закавказье Российской Империи. Но они предполагали выкупать земли у «инородцев» и распределять их среди «своих», хотя порой и тогда не брезговали насилием. Так, весной 1907 г. съезд мусульман Елисаветпольской губернии постановил «при помощи бакинских капиталистов Тагиевых и др. скупить у армян все земли от Агдама до Ходжалы и вообще сделать Карабах мусульманской провинцией» – (В.С.Дякин. Национальный вопрос во внутренней политике царизма. Спб,1998. — С.630). С другой стороны, в записке из Департамента Полиции подчеркивалось, что «в столкновениях с татарами армяне преследуют осуществление своих политических идеалов и, между прочим, вопрос о единой сплошной территории с исключительно армянским населением взамен полной перемешанности армян и татар, и во время последних погромов успели очистить от татар значительную часть нагорного района Елисаветпольской губернии»— (РГИА 1284.185.1909 г. 4, л.19).

В конце ХХ века цель «единой сплошной территории» была достигнута ужасной ценой. В Азербайджане теперь живут азербайджанцы, в Армении – армяне. И только юго-западная часть Азербайджана, та самая «нагорная часть Елисаветпольской губернии», которая именовалась Нагорным Карабахом, сохранила, как и в прежние века, армянское население. Но теперь уже без азербайджанского и курдского. Карабахские армяне, суровые и мужественные горцы, сумели сохранить свои дома и свои земли. Когда в конце августа 1991 г. Азербайджан провозгласил восстановление своей независимости, тогда и Карабах провозгласил 2 сентября свою независимость от Азербайджана. Азербайджан в ответ упразднил даже ту скромную карабахскую автономию, которой край располагал в советское время (автономная область), но осуществить практически свою декларацию не смог. Армяне Карабаха и пришедшие к ним на помощь соплеменники из Армении защитили свою независимость.

Вскоре, в результате тяжелой трехлетней войны 1992-94 гг. армяне расширили занятую ими область, оккупировав полностью или частично семь административных районов Азербайджана вокруг Карбаха, в которых жили почти исключительно одни азербайджанцы и курды. Цена войны – 30 тысяч убитых военнослужащих и мирных граждан с обеих сторон и около 350 тысяч новых беженцев из зоны конфликта.

Большей частью это – азербайджанцы и курды. Города Агдам, Лачин, Джебраил, Физули, Кельбаджар, Кубатлы и сейчас, через четверть века после достижения перемирия, пусты, а их жители ютятся в кварталах беженцев других городов Азербайджана или разъехались по послесоветскому пространству в поисках лучшей жизни. Покинули свои дома и армяне примыкавшего к Карабаху с севера маленького промышленного Шаумяновского района. Они перебрались большей частью в Карабах. Ныне 1/5 территории Азербайджана отторгнута Нагорно-Карабахской республикой. Эти земли или залиты одной краской – армянского этноса, или белеют пустотой ненаселенных земель.

Азербайджанцы не смогли тогда так защитить своих соплеменников в Армении, как армяне в Карабахе. В Армении были приграничные с Азербайджаном земли, почти сплошь населенные азербайджанцами – например, восточный берег озера Севан, примыкающая к Нахичеваньской республике часть Араратской долины или земли к западу от Кафана в Зангезуре. Но помощь к ним не пришла и эти азербайджанские села опустели.

2.

 Создание Нагорно-Карабахской республики (Республики Арцах) тут же породило сложнейшую правовую коллизию. Ни одна страна в мире, даже Армения, не готова была признать de jure отторжение части территории независимого государства – Азербайджана. Это было бы невозможное нарушение международного права. Хельсинкские соглашения 1975 г., которые как части СССР подписали все новые независимые государства, созданные на его пространствах, не признают возможности пересмотра существующих границ государств, иначе как по общему согласию всех сторон. Именно эти принципы побудили мировое сообщество отказать России в признании отторжения Крыма от Украины и его включения в Россию в 2014 г. Такие действия международное право однозначно квалифицирует как незаконную аннексию территории.

Впрочем, была одна небольшая лазейка. Резолюция N 2625 ООН 1970 года предполагает право наций на самоопределение в случаях, когда пребывание того или иного народа в государстве грозит этому народу тяжкими гуманитарными потерями, в первую очередь, прямым уничтожением. Именно эта лазейка была использована при провозглашении независимости Косово. Маленькая албанская автономия бывшей Югославии не могла противостоять Сербии, а сербы без церемоний ликвидировали все аспекты косовской автономии в последние годы коммунистического властвования. После многих неудачных попыток и самих косоваров и международного сообщества восстановить безопасную автономию Косово в составе Сербии, оно было признано независимым государством.

Во всех же прочих случаях право наций на самоопределение современное международное право однозначно понимает как обеспечение надежного самоуправления и национальной автономии, а не как полное отделение. Так объявила в декабре 1999 г. Венецианская комиссия на своей 41-й встрече (документ – “Self determination and secession”). Этот же принцип воздержания от полного отделения был подтвержден 4 октября 2011 г. резолюцией 1832 ПАСЕ – «Право на самоопределение не есть право на отделение, но защита прав меньшинства».

Всеми странами мира Карабах продолжает считаться частью Азербайджана, незаконно от него отделившейся. Но весь мир понимает и то, что только это незаконное отделение позволило 130 тысячам армян Карабаха остаться жить там, где жили их предки, на своей древней земле. Однако, цена за осуществление этого права была уплачена очень высокая – несчастье, а то и гибель многих армян в остальной части Азербайджана, трагедия сотен тысяч азербайджанцев и курдов, живших в течение веков бок о бок с армянами в Карабахе и на прилегающих к нему землях.

После того, как перемирие было подписано в Бишкеке 5 мая 1994 г. в регионе установился хрупкий мир, прерываемый время от времени перестрелками. Люди продолжали гибнуть – и мирные граждане, и военнослужащие. Но сохранение status quo во многом устраивало Армению и Карабах.

Людей на линии прекращения огня погибало все же немного, жизнь в Карабахе налаживалась. Так прошла четверть века. Новый премьер-министр Армении Никола Пашинян и другие официальные лица Армении посещали Карабах, как бы и не вспоминая, что они находятся на территории Азербайджана. Флаг Арцаха настолько напоминал армянский, а карабахские политики так часто получали высокие посты в Ереване, что вспоминать об азербайджанской принадлежности Карабаха стало совсем не принято.

А вот Азербайджан такое положение не устраивало вовсе. Беженцы не смирились с потерей своих земель и домов, они требовали от президента Алиева восстановить довоенное положение – status quo ante bellum. Да и всё азербайджанское общество желало реванша. Какая страна легко смирится с насильственным отторжением одной пятой своей территории? Авторитарная власть в Азербайджане очень боялась выглядеть слабой в глазах народа, а ее воспринимали именно так. – Не можешь вернуть наши исконные земли – слабак.

Переговорный процесс в рамках ОБСЕ зашел в тупик. Армяне отвергли так называемый план Гоббла, предполагавший равновеликий обмен землями между двумя государствами – Арменией  и Азербайджаном. Азербайджан в свою очередь отверг предложение о добровольном предоставлении независимости Карабаху, платой за что стало бы возвращение ему других оккупированных земель кроме Лачина, который связывал Карабах с Арменией и должен был остаться в Карабахе. О судьбе населявших его до войны курдов вообще почти не вспоминали, а ведь в 1920-е годы в Лачине был национальный район – Курдистан, а сами курды поселились на этих землях с начала XVII века.

3.

Если переговоры ни к чему не привели за 26 лет, они, очевидно, не приведут ни к чему никогда. Понимая это, президент Алиев стал готовить военное решение карабахской проблемы. Для этого надо было создать современную армию, вооруженную новейшим оружием и заручиться поддержкой региональных держав. Большие доходы от каспийской нефти и газа позволили решить первую часть проблемы. Армия была создана и вооружена.

Азербайджанцы понимали, что в Карабахе им предстоит сразиться с одними из лучших бойцов всего Переднего Востока – мужественными горцами, веками привыкшими оружием отстаивать свое право на жизнь, имущество и христианскую веру. Карабахцы любят вспоминать, что, относительно численности, среди них был самый высокий в СССР процент героев Советского Союза за годы Второй Мировой войны. Карабаху всегда была готова всеми силами помочь и Армения, и армянская диаспора по всему миру. Хотя население Карабаха не достигает и 150 тысяч человек, по сравнению с 10 миллионным Азербайджаном, но численность армян в мире вполне сравнима с азербайджанской – 10-12 миллионов.

Поэтому особую важность для Азербайджана приобрел выбор союзников. Россия старается поддерживать равно хорошие отношения и с Арменией, и с Азербайджаном. Продает оружие и тем, и другим. Авторитарный Азербайджан психологически ближе Путину, чем демократическая, после апрельской революции 2018 г., Армения. Но Армения остро нуждается в дружбе с Россией и готова идти на максимальное сближение с ней, готова иметь русские военные базы на своей земле, а вот Азербайджан – нет. Армения зажата между Турцией, своим древним врагом, учинившим неслыханный в новейшей истории геноцид армян и иных христиан в 1915-22 гг., и отказывающимся признать даже его факт, и Азербайджаном, с которым теперь её разделяет Карабах.

На кого опереться Армении – симпатизирующие армянам демократические западные страны, в первую очередь Франция и США – очень далеко. Близка только Россия, в которой к тому же живут более миллиона армян. Пусть Россия и не демократическая, пусть ее действия на послесоветском пространстве грубы и деспотичны, но выхода нет. И премьер-министр Армении Никола Пашинян это отлично понимает. Строя демократическую цивилизованную Армению, он одновременно подчеркивает полное единодушие с Россией вовне. Возможно, это ему дается не без труда.

Азербайджану же есть на кого опереться помимо России. Конечно, это Турция. Две страны объединяет язык и самосознание. Два государства – один народ, любят сейчас говорить и в Анкаре, и в Баку. Когда-то, в годы Гражданской войны 1917-22 гг. Турция всецело поддерживала только возникающий Азербайджан, в том числе и в его войне с только возникающей Арменией. Эта война, кстати, января-мая 1920 г. стоила независимости обоим государствам. Их захватила силой, и жестокой силой, большевицкая Россия. Но друг Ленина, Кемаль-паша, тогдашний вождь новой Турции, добился для Азербайджана многих прав и преимуществ в СССР. И главным преимуществом были границы новой Азербайджанской социалистической республики, включившей в свой состав большинство спорных между армянами и азербайджанцами земель – в том числе Нахичевань и Карабах.

Карабах начало 20 века взгляд из Армении
Карабах начало 20 века взгляд из Азербайджана

Ныне Турция Эрдогана, быстро превратившаяся из форпоста европейской демократии на Ближнем Востоке в сильнейшую националистическую диктатуру с установкой на восстановление и Османского величия, и пантюркистских амбиций, протянула руку Азербайджану. В Османской империи Азербайджан был только считанные годы в XVI-XVII веках, обычно он находился под номинальной властью Персии, которая дала ему и свою веру – ислам шиитского толка. Но вот для пантюркиста, тураниста Азербайджан не просто свой. Он – ключ и ворота к тюркским государствам Средней Азии от Туркмении и Казахстана до китайского Синьцзяна, и дальше – в русскую Сибирь и Поволжье. Так бредили пантюркистской идеей её идеологи в начале ХХ века – Текин Альп и Мехмед Зия, и печально известные практики Энвер-паша, Талаат-паша, Джемаль-паша, залившие христианской кровью свое государство.

О чем мечтают сейчас в Анкаре – сказать трудно, но полную и всецелую политическую и военную поддержку президенту Алиеву в решении Карабахской проблемы президент Эрдоган обещал гласно и публично. Понятно, Москва с ее уклончивой позицией становится Баку малоинтересной – главное, чтобы не мешала. Справиться с Карабахом Азербайджан теперь надеется с опорой на Турцию.

Турецкая армия – одна из сильнейших в мире. Турция – член НАТО. Но от авантюр Анкары на Переднем Востоке Северо-Атлантический Альянс дистанцировался полностью. Он их не поддерживает и поддерживать никогда не будет. Здесь Турция выступает как региональная держава.

Но в решении Карабахского вопроса Эрдагану НАТО и не нужна. Здесь, он уверен, они с Алиевым справятся сами. Но как справятся?

4.

Речь идет о полной ликвидации армянского Карабаха и об уходе уцелевших из 150 тысяч карабахских армян в Армению. Перевес сил в пользу Азербайджано-турецкого альянса столь очевиден, что надеяться на победу, казалось бы невозможно. Но вот, о чудо, уже несколько дней армяне сдерживают удары прекрасно оснащенной и подготовленной азербайджанской армии.

Впрочем, радость эта – со слезами. Каждый час пополняются списки погибших. Армения, как демократия, не скрывает имена своих павших на поле брани героев. Гибнут и мирные жители.

Имен и числа погибших азербайджанских воинов мы не знаем. Тирании не привыкли ценить личность.

Но долго так продолжаться не может. Перемалывание лучшей молодежи Азербайджана и Армении в мясорубке войны обернется тяжким горем для обоих народов. Побед «любой ценой» не бывает. Цена всегда одна – «жизнь человеческая» – и она безмерно высока, особенно для народов, уже так много испытавших горя в прошлом.

Нынешний военный конфликт должен побудить обе стороны сесть за стол переговоров и выработать формулу длительного мира немедленно. Его основные параметры ясны.

Незыблемость государственных границ, признанных международным сообществом, должна быть сохранена.

Армяне Карабаха должны остаться жить на своей земле безопасно и свободно.

Эти две позиции обсуждению не подлежат, и те горячие головы в Армении, которые призывают к сецессии Карабаха от Азербайджана, должны принять холодный душ, равно как и те азербайджанские и турецкие политики, которые хотят «окончательно решить армянский вопрос» в Карабахе и изгнать из него всех армян, тем как раз и открывая возможность для Карабаха стать новым Косово, в соответствии с оговорками резолюции 2625 ООН о защите от геноцида.

Всё остальное – уровень и пределы карабахской автономии в Азербайджане, границы этой автономии, судьбу беженцев, международные гарантии безопасности – должны решить переговоры. Безусловно, это будет торг, и жесткий торг. Но даже жёсткий торг лучше хорошей войны.

Впрочем, хорошими войны никогда не бывают. И кончаются они всегда плохо, если вовремя воюющие не начнут договариваться о мире. О том желанном мире, когда только и можно пасти стада, растить хлеб, любить, рожать детей и молиться Богу без ужаса и отчаяния.

Нынешняя Карабахская война должна завершиться таким миром как можно быстрее. Не еще одним четвертьвековым перемирием, а скорым и прочным миром, по возможности, на века.

Источники карт: “История России. XX век”

Зубов История России XX век

Источники изображений: euroradio.fm, Mer Tv, press24.net, photoblog.hertel-design.de, flipboard.com, t-online.de, factymira.ru