Часть 1. Абстиненция Национализма.

Этот рассказ о том, к чему приводит, на первый взгляд безобидный, национализм.

Многие считают патриотизм и национализм синонимами, а следовательно положительным явлением. Но национализм, в отличие от патриотизма, не противопоставляющего никому свой народ, является идеологией, основанной на превосходстве интересов своей национальности над остальными, таким образом являясь ничем иным как групповым эгоизмом.

Увы, общественную мораль это не смущает. Весьма часто можно услышать мнение, что то, что недопустимо и постыдно в личном общении, вполне подходит для государственной политики. После ужаса мировых войн такая общественная мораль, такая политика уже не должна нас провести. Она просто не должна каждого из нас устраивать категорически, ведь только дай ей развиться и принести плоды, эти плоды рано или поздно покроют горем и смертью каждого из нас, наши семьи.

В любом обществе есть люди, которые стоят на не зависящих ни от чего и ни от кого, но данных человеку Богом нравственных позициях, а есть те, кто опирается на эту самую общественную мораль, о которой мы говорили выше, – принятые в обществе, в определённое время нормы, законы и мнения. Как правило последних абсолютное, подавляющее большинство и именно на них приходится ориентироваться в понимании того, почему общества прошлого поступали так или иначе. Поскольку мораль вещь переменчивая и в разных местах, в разное время разная, то говоря о прошлом не всегда корректно применять моральные нормы, принятые сегодня. Но из того, к чему привела та или иная общественная мораль, мы можем и должны извлекать исторические уроки.

И ещё мы должны всегда помнить, что какая бы общественная мораль в разные времена ни была, неизменные нормы нравственности применимы всегда.

Нравственность – это неизменные Божие заповеди, данные нам от века. Суть их в том, что для того, чтобы нам выжить и продлить свой род на земле, нам критически необходимо научиться любить. Любить человека, любить любые народы, нации или расы – любить со всеми их достоинствами и недостатками, развитых и технически отстающих, выдающихся своими культурными или научными достижениями и обычных, греховных или благородных, слабых или сильных, принципиальных или беспринципных, русских или не русских, христиан всех церквей и конфессий, иудеев, мусульман, живых и мёртвых и всех людей вообще.

Это важно потому, что отношение к людям в зависимости от их национальности, деление на “своих” и “чужих”, на “мы” и “они”, эгоизм и зависть, предпочтение своей нации и желание ей добра за счёт других наций, то есть то, чем является национализм, постыдно и пагубно. Также как и раньше национализм приведёт к мировой войне, после которой любить уже будет некого и нас уже любить никто не будет, так как может никто не выжить, а всё, что создано человечеством будет окончательно потеряно. Сейчас, при новом подъёме национализма и популизма, такой сценарий отнюдь не выглядит невероятным.

Что же делать? Меняться самим и бороться за любовь. Ведь национализм не где-то в эфемерных государственных структурах, а внутри каждого из нас и только мы сами, индивидуальным усилием каждого можем его победить!

Часть 2. Казаки.

Вторая часть фильма Чёрный Крест посвящена казакам в Тироле и рассказу уроженца Ленца, доктора исторических наук, профессора кафедры археологии Инсбрукского Университета – Харальда Штадлера. В качестве описания сути самой истории с выдачей, в фильме приводится выдержка из трёхтомника “История России – XX век” под редакцией Андрея Борисовича Зубова, из главы “Жертвы Ялты” (4.2.37), основным автором которой является Николай Дмитриевич Толстой-Милославский.

Идея фильма в том, что мы не должны смотреть на прошлое с точки зрения поиска виноватых, а пытаться извлечь урок, увидев там, в прошлом, где мы не жили, свою вину. Это не так сложно, как кажется на первый взгляд. Анализ событий прошлого важен нам потому, что история рано или поздно всё расставляет на свои места и там, на расстоянии, бывает гораздо проще увидеть причины, приведшие к тем или иным последствиям. Если в нашей душе мы найдём мысли, идеи, склонности, уже приведшие когда-то к ненависти, если мы увидим, что совершаем действия, похожие на те, что уже привели когда-то к беде, к человеческому горю, значит мы нашли свою вину. А если не нашли ничего такого в своей душе, то значит мы узнали куда нам не следует идти и от чего надо предостеречь остальных.

Кроме того, важно продолжать говорить правду, как бы нам тяжело не было.

Больше всего в процессе подготовки фильма меня поразил тот факт, что такое огромное количество выходцев из Российской Империи и СССР сражалось против Красной Армии. Ричард Пайпс пишет, что эта цифра достигла почти 2 миллионов человек.
Для сравнения:
К концу 1919 года Красная Армия насчитывала 3 млн чел., достигнув цифры 5,5 млн чел. к осени 1920 года.
За 9 суток с 22 июня 1941 года по 1 июля 1941 года Вооружённые Силы СССР путём мобилизации достигли 5,3 миллиона человек.
В 1945 году Вооружённые Силы СССР насчитывали более 11 миллионов человек. (источник: Википедия)

То есть цифры вполне сравнимые и разница не в тысячи, сотни и даже не в десятки раз.

Увы многое осталось за рамками этого небольшого фильма, многое я намеренно оставил за рамками. Жертвы всех разновидностей тоталитаризма вызывают чувство глубочайшего сострадания. И неважно, оказались ли люди и целые народы втянутыми в борьбу из-за постигнувшей их трагедии или из-за ожесточения, или стали жертвами в силу собственных заблуждений. Все эти люди и народы заслуживают любви.

Помыслы миллионов выходцев из Российской Империи и из СССР, сражавшихся в немецкой форме, были направлены на освобождение родины от ига большевизма. Это множество людей, каждый из которых был готов пойти на смерть, знало, что в случае поражения пощады не ждать. Но из того, что произошло, из урока, который преподаёт нам история мы видим, что не будет никому удачи и не выйдет добра, если для борьбы со злом, пусть самым большим, встать на сторону зла. Не вышибить клин одного зла, клином другого зла. Не выход – поменять большевизм на нацизм – звезду на свастику, тоталитаризм на тоталитаризм. Это не могло не обернуться трагедией.