Только что прочел в новостях “Свободы” – умер Ричард Пайпс. Великий историк России – для меня последние 12 лет он был и близким, мудрым другом.

Мы познакомились на Московской Школе Политических Исследований, созданной Еленой Михайловной Немировской

Елена Немировская

– замечательном начинании, которое научило быть европейскими политиками, учеными, журналистами тысячи молодых мужчин и женщин из стран бывшего СССР. Понять Европу и мир – любя Россию – вот негласный девиз Школы. И профессор Пайпс был одним из главных её лекторов, осуществлявший этот девиз с редкой интеллектуальной силой и бесконечным шармом.

Ричард Пайпс

Школу путинские власти убили, объявив иностранным агентом. Но мне посчастливилось много раз выступать там и однажды я встретил в Голицыне Пайпса. Его русский язык был так свободен, что в английском для меня не было никакой нужды.

Я тогда работал над “Историей России. ХХ век”, конечно же пользовался знаменитыми книгами Гарвардского профессора – “Россия при старом режиме”

Россия при старом режиме

и “Русская революция”

Пайпс Русская Революция

– и задавать ему вопросы “в живую” было редким счастьем. Мы не могли наговориться. Я пригласил великого Пайпса домой и не мог поверить что “живой классик” переступит порог моей московской квартиры. Но встреча оказалась удивительно простой и милой. Пайпс был обворожителен своими светскими манерами, той очаровательной, ждущей улыбкой, какой он встречал каждую фразу собеседника.

Ричард Пайпс

Потом мы встречались часто, переписывались еженедельно, обсуждали и вопросы политики. и историческую теорию. Мы дарили друг другу книги, и в новое издание Истории России Ричард Пайпс написал свои разделы.

В 2010 году Сергей Караганов пригласил его на Валдайский форум, который проходил на корабле, плывущем из Петербурга в Кижи и обратно. Пайпс на форуме представлял нашу “Историю России” разноязычному собранию профессионалов. У меня сохранились случайно несколько любительских фотографий той презентации.

Зубов История России

Зубов История России

В 2011 году я попросил Пайпса прочесть лекцию для студентов МГИМО. Тучи русской жизни сгущались и выбить разрешение на лекцию было непросто. Помню, проректор по науке проф. Подберезкин стоял насмерть – “Пайпс – русофоб, ему не место в МГИМО”. Но тогда еще существовали остатки академической и университетской свободы – и в конце концов лекцию разрешили. Большой ректорский зал был переполнен. Эта лекция стала триумфом Пайпса в России.

Пайпс в МГИМО

Потом мы со студентами пригласили Ричарда Марковича, а именно так велел он себя называть, на чай на кафедру философии. И тут уже расспросам и рассказам не было конца. Пайпс рассказывал, как его семья чудом спаслась из оккупированной нацистами Польши,

Пайпс

Ричард Пайпс (слева) с его матерью Зосей и отцом Мареком на корабле, отправляющимся из Лиссабона в США. 1940 год.

как он учился русской истории в Гарварде у замечательного русского эмигранта профессора Карповича, а потом наследовал его кафедру.

Михаил Михайлович Карпович

Михаил Михайлович Карпович. Окончил историко-филологический факультет Московского университета в 1914 году. Его главными учителями были: М.М.Богословский, специалист по истории России, Д.М.Петрушевский — по всеобщей истории, А.Н.Савин — по истории Европы, а также В.О.Ключевский. В мае 1917 года он выехал из России в Вашингтон в составе возглавляемой Б.А.Бахметевым дипломатической миссии, представлявшей новое Временное правительство, и в течение пяти лет оставался главным помощником посла. С декабря 1918 по июнь 1919 года Михаил Карпович находился в Париже на Мирной конференции, работая в секретариате Русского политического совещания, созданного для координации иностранных политических представительств небольшевистских партий в России. В конце концов, 30 июня 1922 года посольство Временного правительства было закрыто, и Карпович отправился в Нью-Йорк, где принимал участие в многочисленных эмигрантских организациях и мероприятиях в качестве автора, преподавателя и переводчика.
С 1927 года Карпович преподавал историю Европы и России в Гарвардском университете. В 1943 году он стал профессором. В 1948 году в Гарварде был создан Русский исследовательский центр (Russian Research Center). В следующем году Карпович возглавил новый факультет славянских языков и литератур, оставаясь профессором истории. Он позвал в Гарвард Дмитрия Чижевского в качестве приглашенного профессора и, что еще важнее, способствовал привлечению Романа Якобсона «с четырнадцатью аспирантами и несколькими преподавателями» из Колумбийского университета.
В 1942 году Карпович вместе с М.Алдановым и М.Цетлиным начал издание «толстого» эмигрантского «Нового журнала»; став главным редактором в 1946 году, он возглавлял журнал до самой смерти. Он был тесно связан с «Russian Review» — со времени основания в 1941 году и вплоть до 1959 года. Многим известным эмигрантам (в том числе А.Керенскому, П.Милюкову, В.Маклакову) Карпович помогал с переводом или изданием их трудов: он не только тщательно редактировал тексты, которые снабжал обширными комментариями, но также искал средства на их публикацию.
В дополнение к своей основной деятельности преподавателя и ученого Карпович значительную часть личного времени и энергии отдавал работе в гуманитарных, благотворительных и культурных акциях и организациях, включая Гуманитарный фонд, Комитет поощрения исследований в области славистики, Издательство им. Чехова и Русский студенческий фонд (Russian Student Fund).
Михаил Карпович умер в 1959 году, спустя всего два года после того, как вышел в отставку из Гарварда.

Михаил Карпович ГарвардПрофессор Карпович

Ричард Пайпс профессор Гарварда
Ричард Пайпс в своём кабинете в Кембридже (Массачусетс, США). 1959 год.

Пайпс Гарвард

Professor Richard Pipes. Портрет из архива Гарвардского Университета. Он остался профессором родного университета до конца своих дней.

Рассказывал и о своей политической деятельности в администрации Рейгана. И о возвращении к любимой науке.

Когда у меня дома ужинали видные ученые, я обычно приглашал и двух-трех “любимых” студентов, чтобы привыкали и к стилю общения, и к высокой науке “запросто”.

Пайпс

Помню как-то раз во время такого ужина с Пайпсом мы заговорили о нравственных критериях исторической науки и Ричард Маркович решительно сказал – что нет ценности выше человека и только счастье человека – критерий истории. Один из моих аспирантов, верующий православный юноша, воскликнул – “But you are a christian, dear professor!” на что Пайпс, как всегда тонко и приветливо улыбнувшись, ответил по-русски – “Нет, я просто старый еврей”.

В Гарварде он иногда ходил по субботам в синагогу, считал себя либеральным иудеем. Что-то соблюдал из кашрут. Но его главными мицвами были любовь и уважение к человеку.

Прочтя внимательно, от корки до корки, первое издание “Истории России”, он среди прочих замечаний написал мне – а почему Вы ничего не сказали о Николае Щепкине, этом великом русском гражданине? Со стыдом я полез в гугл и понял, что Щепкин – один из героев антибольшевицкой борьбы в Москве, расстрелянный большевиками в сентябре 1919.

Николай Николаевич Щепкин

Николай Николаевич Щепкин (1854—1919) — депутат Государственной думы III и IV созывов, герой Белого подполья. 28 августа 1919 года Н.Н. Щепкин был арестован органами ВЧК. Во время допросов проявил себя мужественным человеком, под пытками не выдал своих товарищей, спокойно держался в тюремной камере. 15 сентября 1919 года Николай Щепкин был казнён в подвалах Лубянки.

Раздел о нем в новое издание написал Пайпс, как и дополнения в раздел о Ленине, как и рассказ о суде над меньшевиками в 1920-м.

Чего у Ричарда Марковича не было ни на грош – так это симпатии к Ленину, Троцкому и коммунистам. Здесь он был непримирим. Либеральные политические ценности были для него абсолютны.

Пайпс либерал

Именно поэтому многие западные “советологи” относились к нему с неприязнью. Ведь они потому и выбрали свое поле научной деятельности, что в чем-то Советский Союз им был люб. А Пайпс как ученый был воспитан иначе.

Пайпс в России

Ленинград 1959. Пайпс называет Ленинград Петербургом. Для абсолютного большинства русской эмиграции того времени не было такого города – “Ленинград”.

Профессор Михаил Карпович привил ему, молодому польскому еврею из бывшей австрийской части Польши – Тешина – любовь к громадной и не очень дружелюбной к евреям стране, которую погубили большевики. И он отдал всю жизнь, чтобы узнать самому и передать другим открывшуюся ему красоту русской души и познанные им причины русских трагедий. Он как интеллектуал делал всё возможное, чтобы сделать Россию лучше, чтобы освободить её от гнета советчины – и сотни его учеников в России – лучшее свидетельство тому, что он трудился не зря.

Бог дал Вам долгую и плодотворную жизнь, дорогой Ричард Маркович, и Вы осуществили , сколь я могу чувствовать это, Его план о себе. Спасибо Вам за Ваш труд и за нашу дружбу.

Ричард Пайпс

Источники изображений: Радио Свобода, The New York Times, WPRost, BBC, Harvard Magazine, LiveJournaltserkov-mo.narod.ru, Wikipedia, Harvard University Department of History, dzieje.pl.